По вопросам размещения и участия:
+7 (495) 374 63 38

«Бизнес заставляет постоянно самосовершенствоваться»

11.06.2015

Среди бизнес-тренеров и преподавателей бизнес-школ нечастно встретишь действующих предпринимателей. Одним из таковых является основатель и гендиректор нижегородской компании «Неолит» Владимир Ванин, преподающий в Высшей школе экономики. Наш собеседник уверен, что в бизнесе не бывает неудачных решений — каждое решение, принимаемое нами, является наилучшим с учетом информации, которой мы обладаем на данный момент, и действующих на нас ограничений.

Как вы стали предпринимателем?

Я торговал ценным бумагами на фондовом рынке, и благодаря этому познакомился с одним человеком, имевшим обширные связи. С его подачи я очутился в Польше, где встретился с владельцем завода, производящего декоративный камень. Мы договорились открыть совместное предприятие в Нижнем Новгороде. Польский партнер отвечал за технологии, а я выступал главным и единственным инвестором. Два месяца мой будущий партнер вел со мной долгие беседы — и лишь когда он убедился, что мне можно доверять, мы заключили сделку. Я решил отдохнуть перед запуском нового бизнеса и улетел в отпуск. И пока я расслаблялся на пляже, в России случился кризис, рубль обвалился. Мои активы были вложены в ГКО и в два коммерческих предприятия. Как раз из этих бизнесов я и планировал изъять $25 тыс. на открытие нового дела, на которое возлагал большие надежды. Но оба бизнеса оказались банкротами, а мой капитал сократился до $5 тыс., которых однозначно не хватало на открытие производства. Тогда я позвонил своему польскому партнеру и стал рассказывать, что экономика России рухнула, как и все мои планы. На что он невозмутимо ответил, что именно в кризис надо открывать бизнес — и если дело пойдет, потом оно точно не умрет, будет долго давать доход. Позже я оценил гениальность такого подхода, который срабатывает и в жизни, и в бизнесе. У меня ушел еще один год, чтобы запустить этот бизнес, и в октябре 1999-го мы выпустили первую партию товара.

И как вы его продавали?

Я делал все, что мог – сам бегал по знакомым, архитектурным мастерским и рассказывал о новом производстве. Старался участвовать в различных выставках. Как говорится, волка ноги кормят – так постепенно, шаг за шагом стала нарабатываться клиентская база. Друзья сильно помогли мне в то время и поддержкой, и первыми заказами, и беспроцентной ссудой, и своими рекомендациями, связями. Мы буквально с нуля создали в своем регионе рынок. И тогда же, осенью, отправили первую партию камня в Москву.

Вы сказали, что на этот бизнес возлагали большие надежды. Следовательно, вы изначально ставили перед собой задачу его масштабировать?

Совершенно верно. Через три года случилось два важных события — я выкупил у партнера его долю и приобрел новую площадку для расширения производства. Это был станкозавод «Зевс». Помещение было в плачевном состоянии – без крыши, грязное, разбитое, обшарпанное. Мы вывезли оттуда почти 300 кг строительного мусора. Я взял в банке кредит под залог этих «убитых» площадей будущего завода.

Итак, ресурсы для роста нашлись. А знания о том, как стимулировать и поддерживать рост?

Я осознавал, что мне надо многому научиться. Пошел на президентскую программу подготовки управленческих кадров. Позже учился в британском университете и на американской программе бизнес-планирования Fast Track Planning, что явилось для меня поворотным событием.

Сейчас вы сами преподаете. Вопрос — зачем? Ведь вы не бедный человек.

Я вижу в этом свою миссию — нести знания другим людям. Осознание этой миссии у меня появилось как раз после того, как я прошел программу Fast Track Planning и применил полученные знания у себя в компании. Они оказались весьма эффективными, и я принял решение обучиться на тренера у носителей программы. Возможно, именно собственный опыт применения этих знаний на практике помогает мне доходчиво передавать эти знания другим. Центр предпринимательства считает меня самым сильным тренером программы Fast Track Planning в России. Для меня не принципиально быть первым, но я на самом деле фанат этой программы, считаю ее очень эффективной, и такими знаниями стремлюсь делиться с коллегами.

Значит, для вас преподавание и бизнес дополняют друг друга?

Да, преподавание не позволяет засохнуть мозгам, потому что приходится постоянно находиться в развитии, много читать, проверять новые знания на практике. Будучи предпринимателем и тренером в одном лице, я могу вычленить из большого массива информации ту, которая является наиболее релевантной и практичной в конкретных условиях. В Высшей школе экономики признают, что у них в штате очень мало действующих преподавателей-бизнесменов. Если взять тренинговые компании, то там бизнес-тренерами являются в основном психологи, которые умеют поковыряться в мозгах, а вот прописать бизнес-процессы им уже сложно. У меня тоже есть один помощник, компаньон. Мы совместными усилиями создали программу «Оптимист», полное название — «Оптимистическая оптимизация». Сейчас я беру на обучение целые компании. Я устраняю разрыв, например, между ментальностью и взглядами собственника и обученностью сотрудников, которые очень часто не понимают, что хочет собственник, куда они движутся.

Чем для вас является бизнес?

Это интересное времяпровождение. Если вернуться к основам, то деньги – это лишь побочный продукт вашей успешной деятельности. Или, как говорит один мой приятель: «Деньги – это конфетки от бога. Он дает вам конфетки за то, что вы хорошо делаете». Бизнес, естественно, должен приносить прибыль. Но бизнес также постоянно заставляет самосовершенствоваться, расти, так как стоять на месте смерти подобно — тебя тут же обгонят более умные и обученные конкуренты. Если раньше я носился с взмыленной шеей в поисках клиентов и партнеров, то сейчас бизнес — это больше хобби. Теперь настал такой период, когда я делегировал большую часть полномочий и прихожу в офис лишь для того, чтобы посмотреть, как в целом идут дела. И это результат постоянного обучения сотрудников практическим аспектам ведения бизнеса. Люди могут прослушать лекции, посетить тренинги, но полученный ими «волшебный пендель», заряд постепенно растворяется, и эмоциональный фон в итоге возвращается к предыдущему, дотренинговому. Я делаю иначе. Я заставляю людей реализовывать то, что они изначально задумали.

Допустим, ваши навыки отработаны и подтверждены практикой в вашем собственном бизнесе. Но когда вас приглашают в другую компанию, вы попадаете в совершенно иную среду. Не возникает ли проблем с переносом практики одной организации в другую?

У меня есть набор базовых принципов, а дальше требуется тюнинг под конкретную компанию. Например, система мотивации в том или ином виде существует в каждой компании, но я довожу ее до ума. Для начала следует разобраться, за что людям платят зарплату? За нахождение на рабочем месте с 9 до 18 – это всего лишь 10% от зарплаты. Далее уже следует привязка к маржинальной прибыли, а не к объему сделок, если речь идет о менеджерах по продажам. Маржинальная прибыль и объем продаж – это совершенно разные вещи. Я большой противник скидок, потому что скидки «съедают» чистую прибыль компании. Даже дисконт в 4-5% при желаемой прибыли в 20% режет чистую прибыль на 40%. Я специально просчитывал этот момент…




Возврат к списку